Яндекс.Метрика

Учредитель сгоревшего завода по производству пеллет в Бурятии банкротит себя как физическое лицо

деньгиСможет ли он сдержать обещание министерства экономики Бурятии и найти новых инвесторов?

Какая связь между сгоревшим в Улан-Удэ автомобилем «Шкода Октавия» и заводом по производству топливных гранул в Заиграевском районе Бурятии, на месте которого, как писали СМИ, теперь образовался пустырь?

К этому вопросу мы еще вернемся. Что касается завода, то оборудование забрала лизинговая организация из Иркутска «ЛК Дельта», а ангар, в котором производились пеллеты, растаскан по частям местным населением.

Высокотехнологичный пожар

История была описана, как неудачный проект, который, не проработав и года, приказал долго жить по ряду причин, среди которых назывались и частая поломка оборудования, и трудности со сбытом, и высокая себестоимость продукции — топливных гранул. Одновременно с этим прекратилась торговля пеллетными котлами, их специально учрежденная для этого фирма «БайкалЭкоТепло» успела реализовать организациям и физлицам немало. Говорят, даже, что один из них приобрел зампред правительства по экономике Александр Чепик, и теперь не знает, что с ним делать. Оно и понятно: кому нужны котлы, если нет пеллетов? Под обычные дрова это оборудование не рассчитано.

Пикантность ситуации в том, что предприятие строилось при финансовой поддержке бюджета Бурятии, выделившего компании, возглавляемой бизнесменом и корейцем российского происхождения Александром Ли, 15 миллионов рублей. А на его открытие ездил Вячеслав Наговицын. Поэтому опровержением изложенных в СМИ сведений, что завод толком не работал, все время ломался, а затем и вовсе был растаскан местным населением, немедленно занялось министерство экономики Бурятии.

В релизе, распространенном ведомством, сообщалось, что завод очень даже успешно функционировал, а закрылся в результате умышленного поджога и порчи оборудования. Виновное лицо установлено, оборудование возвращено лизингодателю. А владельцы завода ищут новых инвесторов.

Весть о том, что кто-то в деревне умышленно мог поджечь работающее предприятие, местное население встретило с недоверием. Во всяком случае, никто об этом ничего не слышал. Зато слышали, что за три года его деятельности предприятие так и не рассчиталось с лизингодателем за поставленное оборудование, хотя государственная поддержка предназначалась именно для компенсации его стоимости. Каким образом руководство предприятия умудрилось задолжать лизингодателю 5 миллионов рублей и еще влезть в долги к коммерческим банкам — вопрос, который стоило бы задать одному из основателей завода — господину Ли. Если, конечно, бизнесмен не разорвал со «сгоревшим» предприятием отношения, бросив на произвол судьбы других владельцев «пустыря».

Наверное, в городе найдется немало бизнесменов, которые в участи, постигшей «успешно работающее» в Заиграевском районе предприятие, не увидели ничего странного. Это чиновники министерства экономики могут бояться признать истину, обманувшись в ожиданиях. А вот для одного из бывших партнеров господина Ли — врача-уролога и учредителя медицинского центра «Нефрон» Сергея Урханова, автомобиль супруги которого в конце мая был подожжен неизвестными, — в событиях вокруг завода по производству пеллетов усматривается знакомый почерк.

Как потерять все

В 2007 году Сергей Урханов совместно с Александром Ли учредил медицинский центр «Нефрон» по улице Смолина с равной долей участия. В эти же годы Ли входил в число собственников нескольких фирм, включая сеть аптек «Панацея» и станции технического обслуживания, казался бизнесменом успешным и основательным. В 2011 году ООО «МЦ «Нефрон» приобрело на кредитные средства Сбербанка земельный участок на пересечении улиц Шмидта и Советской под здание для медцентра. Возведением его занималась фирма «Китой», которая в качестве расчета за услуги должна была получить половину объекта. Предполагалось, что на другой половине разместится медицинский центр.

Деньгами распоряжался Александр Ли, которому Сергей Урханов доверял настолько, что не касался денежных отношений ни с дольщиками здания по улицам Шмидта-Советская, ни с банками. И с готовностью брал на себя обязательства поручителя по кредитам. В 2013 году при обоюдном согласии было продано помещение по улице Смолина, где «Нефрон» осуществлял свою деятельность на старте. Эти деньги также остались на руках у господина Ли, заверившего партнера, что за счет них он погасит кредит перед Сбербанком, который «Нефрон» брал на покупку земельного участка.

С такой же готовностью в конце 2014 года Сергей Урханов поручился перед банком ВТБ за кредит в 35 миллионов рублей, взятым Александром Ли для пополнения оборотных средств аптечной сети «Панацея». Компаньон объяснил, что частично средства пойдут на расчет со Сбербанком, что есть хорошо.

Ничего хорошего, однако, из всего этого не вышло — ни для Сергея Урханова, ни для его детища — медицинского центра «Нефрон», которому он посвятил семь лет жизни. Сегодня Сергей Урханов лишился практически всего. Он был обманным путем выведен из состава учредителей «Нефрона». Формально, как за поручителем, за ним числится долг перед банками. А в отношении медицинского центра, сумма долга за год (!) перед кредитными учреждениями которого стараниями Александра Ли выросла до 34 миллионов рублей, введена процедура конкурсного наблюдения.

Из материалов дела по банкротству ООО «МЦ «Нефрон», полученных из публичных источников (сайт арбитражного суда РБ), видно, что некто Павел Юдин «приобрел» право требования к «Нефрону» у господина Ли на 10 млн рублей, и теперь, накрутив на эту сумму проценты в 4 «лимона», формально считается «добросовестным кредитором» в реестре требований.

Сам господин Ли снялся с регистрации по месту жительства (зарегистрировался в Иркутске), на контакты с бывшим партнером по бизнесу не выходит, предоставив Сергею Урханову одному разбираться с исками от Сбербанка и ВТБ, поданными в отношении него с принятием обеспечительных мер (арестом имущества, банковских карт и удержанием с них средств на счетах).

Короля играет свита

Позже выяснилось, что деньги от продажи помещения по улице Смолина так и не пошли на погашение кредита перед Сбербанком, и были потрачены Александром Ли на неизвестные нужды. Как и то, что за счет средств, полученных в ВТБ, Александр Ли освободил из-под залога у Сбербанка личное имущество (нежилые помещения, используемые под аптеки и аптечный бизнес), которое сразу же было переоформлено на третьих лиц (от греха подальше), неоплаченные поставщикам лекарства на сумму 15,5 миллиона рублей продал сети аптек «Имплозия» и ей же сдал имущество в аренду. Кредит перед ВТБ с тех пор не обслуживается и не погашается, что стало основанием для возбуждения уголовного дела в отношении руководителя сети аптек «Панацея». История будет неполной, если не упомянуть еще одну пострадавшую сторону — строительную фирму «Китой», которая при сметной стоимости здания по улице Шмидта-Советская в 110 миллионов рублей получила за свои услуги от господина Ли немногим более 10 процентов. И, надо думать, рассчитываться предприниматель не собирается, а вовсе даже наоборот — собирается завладеть зданием, опираясь на таланты и возможности других своих компаньонов, о которых отдельный разговор. Бизнес Александра Ли правильно было бы назвать семейным. Среди учредителей его множества фирм мать Раиса Александровна, сестра Антонина Шатуева, она же — преподаватель юридического факультета одного из вузов Бурятии, Анна Новак — сестра супруги Александра Ли, Татьяна Новак — мать супруги, и даже бабушка супруги — Вера Фетисова. Большинство из этих родственников, вероятно, являются директорами только «на бумаге». Решения остаются за Александром Ли, которые с определенным успехом продвигают в жизнь «друзья» семьи — юрист Николай Борисов и неизменный представитель Антонины Шатуевой (сестры Ли) в судах Наталья Меньшикова.

В 2014 году Николай Борисов, будучи адвокатом иркутского адвокатского бюро, обратился в Советский суд Улан-Удэ с фальшивой доверенностью от имени директора рынка «Стимул» и собрался было выступать в ее интересах. Подлог открылся, за фальсификацию документов квалификационная комиссия иркутской адвокатской палаты лишила Николая Борисова статуса адвоката. Что, однако, не остановило юриста. Та же директор рынка выяснила, что в отношении нее в Октябрьском суде Иркутска ведется два судебных заседания по иску неизвестных ей людей о том, что она якобы должна им по договору займа около 7 млн рублей. «Когда я с юристом пришла на апелляцию, у иркутских судей был шок, — рассказывает «МК» директор рынка. — Решение о взыскании с меня 7 млн рублей было отменено. По этим делам в суд ходил уже лишенный статуса адвоката Николай Борисов, все конверты были подписаны его почерком, но Борисову опять все сошло с рук».

Что касается Натальи Меньшиковой, назначенной судом конкурсным управляющим по банкротству «МЦ «Нефрон», то в результате расследования, предпринятого Сергеем Урхановым, выяснилось, что эта дама является представителем сестры Александра Ли Антонины Шатуевой в судах и тесно связана с Николаем Борисовым, который, в свою очередь, представляет интересы в судебных органах Александра Ли. И, по сведениям «МК», вступила в переписку с фирмой «Китой», потребовав от них документацию на здание. Одновременно (к слову!) занимаясь банкротством другого давнего партнера господина Ли — Юрия Дуберштейна, которого кореец, так же, как и Сергея Урханова, фактически лишил процветающего бизнеса.

Но и это еще не все. К своим сделкам Александр Ли привлек нотариуса Ирину Мархаеву (дочь судьи арбитражного суда Бурятии Галины Мархаевой), которая якобы в 2014 году внесла 12 миллионов рублей за кусок здания по улице Шмидта-Советская, частично принадлежащий на правах собственности Сергею Урханову. Но деньги, как и во всех остальных случаях, проплыли мимо его рук.

Процесс пошел

Сергей Урханов обратился в суд. В ходе судебного процесса Ирина Мархаева продемонстрировала расписку, подтверждающую передачу денег лично в руки Александра Ли (дескать, какой с меня спрос?). Сергей Урханов заявил ходатайство о проведении технической экспертизы расписки на предмет давности, поскольку был убежден, что «документ» фиктивный и скорее всего составлен за пару недель до процесса. Судья Дандарова (в прошлом подчиненная Галины Мархаевой) не только отклонила ходатайство, но и отказала в удовлетворении очевидных исковых требований. Верховный суд Бурятии, куда Сергей Урханов обратился с апелляцией, отменил решение судьи Дандаровой, взыскав с Мархаевой всю сумму долга перед Сергеем Урхановым, включая проценты. Надо ли говорить, что решение Верховного суда не исполнено до сих пор? Ведь на счета Сергея Урханова наложен арест за долги, которые он не делал.

А в мае нынешнего года сгорел автомобиль «Шкода Октавия», на котором ездила супруга Сергея Урханова. Следствие установило — поджог. Виновные не найдены. Как не найдены и авторы надписей на киоске и фасаде дома по улице Профсоюзная, упоминающие фамилию врача, в чем, учитывая ситуацию, Сергей Урханов усматривает угрозу жизни и здоровью для себя и своих близких.

К сказанному добавим, что помимо «МЦ «Нефрон» инициирована процедура банкротства принадлежащей Ли аптечной сети «Панацея», что, по мнению экспертов, связано с попыткой ухода от долгов перед кредиторами. Любопытно, что с заявлением о банкротстве на «Панацею» подала фирма «Валео», подконтрольная опять же Александру Ли.

Не исключено, что подобная участь, как только стихнет шум, ждет «сгоревший» завод топливных гранул в Заиграевском районе, на строительство которого было потрачено 15 миллионов бюджетных рублей. Во всяком случае, в обещание найти для него китайских инвесторов верится слабо. Да и какой инвестор захочет иметь дело с бизнесменом, в отношении которого инициирован процесс в иркутском арбитражном суде о банкротстве его как физического лица?

Аналогичные иски от некой гражданки Виктории Хобраковой поданы в арбитраж на мать господина Ли — Раису Александровну и сестру Антонину Шатуеву. При том, что вся эта троица потенциальных «банкротов» является учредителями зарегистрированного же в Иркутске ООО «Байкальский центр недвижимости» с уставным капиталом в 68,4 миллиона рублей. Сей факт не покажется странным, если учесть, что, по некоторым данным, Виктория Хобракова является генеральным директором ООО «Сит», учрежденного, как вы, наверное, уже догадались, господином Ли и его родственниками.

Эти люди живут в элитных домах, ездят на элитных машинах, ворочают миллионами, а перед законами и государством они — банкроты?

Марк Гольдштейн

Оцените статью
Добавить комментарий