Пеллеты стали… экономичнее угля

Но частный сектор Улан-Удэ на них пока не переходит.

Отрасль по выпуску из древесных отходов топливных пеллет никак не может выйти на «оперативный простор». Лес в Бурятии рубят, древесину перерабатывают, постоянно появляются опилки, стружки и прочие отходы. С осени 2019 года работает закон,  обязывающий предпринимателей, занятых в лесной сфере, перерабатывать, утилизировать отходы лесопиления.

На бурятском рынке пеллет розничные цены даже пошли вниз. Но общая картина по-прежнему грустна для «пеллетчиков». О популярности «угольщиков» им сегодня можно только мечтать. Лакомый  кусок потенциальных потребителей — огромный частный сектор Улан-Удэ и ближних сел — фактически проигнорировал пеллеты.

Пеллетным заводам готовят субсидии.

В настоящее время на территории Бурятии производством пеллет заняты семь предприятий. Еще пять планируют начать их выпуск. В прошлом году в республике произвели более 5100 тонн топливных пеллет. Это больше, чем в 2009 году (4600 тонн).

Лидерами по объему выпуска пеллет являются Группа компаний «Байкаллес», ИП Ангоренов и «Байкальская лесная компания». В тройку лидеров по объему выпуска входят Баргузинский, Прибайкальский и Заиграевский районы, рассказали «Номер один» в Минпроме республики.

Как видим, два из трех указанных районов непосредственно граничат с озером Байкал.

Когда в Бурятии пошли разговоры о необходимости обязать «лесных» бизнесменов перерабатывать, утилизировать отходы лесопиления, то предполагались даже монгольские инвесторы. В республике было зарегистрировано ООО «Монпеллет». Потом все затормозилось, и даже появились слухи, что монгольским бизнесменам будет очень трудно найти сырье (опилки, стружки) для выпуска пеллет.

Инвестпроект планировалось реализовать на производственной площадке в Прибайкальском районе. Однако ввиду распространения новой коронавирусной инфекции и введения ограничений на пересечение государственных границ РФ проект в 2020 году не был осуществлен,  пояснил Минпром.

Крупнейшее в республике предприятие по выпуску топливных пеллет находится в Усть-Баргузине (Баргузинский район). Работающая там линия позволяет выпускать 10 тыс. тонн пеллет в год.  При этом  обеспеченность сырьем (отходы лесопиления) гарантирована на длительный срок,  отметили в Минпроме Бурятии.

Топливные пеллеты не входят в список продукции, цены на которую подлежат госрегулированию со стороны федерального центра. Розничная цена на пеллеты складывается по обычному рыночному принципу: спрос, предложение, себестоимость. Рост производства местных пеллет привел к падению розничных цен. Согласно мониторингу, который проводят в правительстве республики, в 2019 году средняя цена тонны пеллет (от самых разных производителей Бурятии, а также заведенных из других регионов) составляла 8 тыс. рублей.

В 2020 году она снизилась до 6 тыс. рублей,  констатировали в Минпроме.

Тонна пеллет гораздо дороже тонны угля, которая сегодня стоит около 3 тыс. рублей. Но по соотношению «деньги/килокалории» положение переломилось в пользу пеллет.

При перерасчете стоимости фактически понесенных затрат для отопления помещения в 100 квадратных метров на одну килокалорию потребленной энергии, использование топливных пеллет более эффективно по сравнению с другими видами твердого топлива,  поделились расчетами улан-удэнские специалисты.

В дальнейшем ситуация может еще больше склониться в сторону пеллет.

Сегодня в правительстве Бурятии идет работа над постановлением, которое утвердит порядок предоставления субсидий на возмещение расходов по оплате электроэнергии для малого, среднего бизнеса,  занимающегося производством изделий из отходов деревообработки, твердых коммунальных отходов. В случае принятия постановления  субсидии предполагается предоставлять из республиканского бюджета.

Общими усилиями власти и бизнес-сообщества, с учетом ужесточившихся экологических требований (по охране воздуха,  запрещенным видам деятельности в центральной экологической зоне Байкальской природной территории), в Бурятии есть реальная перспектива для дальнейшего наращивания объема выпуска пеллет из отходов лесопиления. А также для снижения розничных цен.

— Наша розничная цена в Улан-Удэ — 6 тыс. рублей за тонну пеллет. В этой цене около 1,5 тыс. рублей составляют расходы на электроэнергию. Производство очень энергоемкое, — говорит о важности господдержки Илья Сосновский, зам. директора Группы компаний «Байкаллес». Это и есть самый большой производитель пеллет.

Помимо собственных отходов лесопиления, «Байкаллес» принимает лесопильные отходы от других фирм в Баргузинском районе. История «байкалесовского» пеллетного завода довольно интересна. Как известно, в центральной экологической зоне крайне затруднено строительство новых объектов.

— Но мы расположены на территории бывшего Баргузинского леспромхоза, у нас там есть капитальные здания. В них и установили оборудование. Работаем на законных основаниях. От сторонних фирм принимаем отходы бесплатно. Но сейчас приходится даже отказываться от предлагаемых нам опилок. Наш пеллетный завод загружен лишь на 10 % мощности. Это происходит из-за крайне малого спроса на пеллеты в республике,  констатирует представитель предприятия.

Раньше в Бурятию завозили пеллеты иркутских производителей, цена которых доходила до 10-12 тыс. рублей за тонну. Сегодня ввоз пеллет из соседней области очень мал.

Ау, покупатели!

Рынок пеллет в Бурятии невелик и растет медленно. Тут и привычка к углю (или к «классическим» дровам), и денежный вопрос — переход частных домовладений Улан-Удэ на пеллетные котлы затруднен стоимостью последних (минимум 130 тыс. рублей за котел на 15 киловатт  плюс цена монтажа).

— Но на сегодня есть дешевое решение для владельцев, которые не могут купить пеллетный котел. Стали продаваться пеллетные горелки. На обычный дровяной, угольный котел ставите эту маленькую горелку (она навешивается). Ее цена от 10 тыс. рублей и выше. Загружаете пеллеты, они горят, разогревают котел. Мы, занимаясь пеллетами, знаем об этом, но разъяснения для населения не хватает, — отметил Илья Сосновский.

С пеллетами гораздо меньше возни. Можно засыпать и потом сутки не подходить к котлу. Не надо возить уголь, складировать. Пеллеты продаются упаковками. По наблюдениям, при сжигании 100 килограммов угля выходит 30-40 килограммов шлака, золы, которые надо куда-то девать. От угля много дыма.

Зольность пеллет — около 1%. 100 килограммов сгорело – вышел килограмм древесной золы. Ее можно в огороде использовать как удобрение,  отмечают в «Байкаллесе».

Когда «лесной» бизнес подталкивали к переработке отходов лесопиления, обещали помочь со сбытом. Пока поддержка не особо ощущается. Хотя буквально на поверхности лежит такая возможность, как перевод малых муниципальных кочегарок, допустим, вдоль Байкала, на пеллеты.

Изношенные старые угольные котлы там пора менять. Почему не заменить на пеллетные? Уголь везут издалека на больших машинах. Параллельно угольные большегрузы изнашивают хорошую дорогу.

Компания вышла на баргузинские районные власти с такой инициативой о сотрудничестве на принципах концессии. Перейдут ли переговоры в практическую плоскость заключения договора, неясно.

— 6 тыс. рублей за тонну, за которые мы продаем,   это производственная себестоимость. Мы занимаемся пеллетами не потому, что денег хотим заработать, (у нас есть основная деятельность), а потому что обязывает закон. Если этого не делать, к нам и к другим тоже  придут и скажут — у вас отходы, вы их никак не утилизируете. И задайтесь вопросом – куда баргузинские лесопроизводители будут девать отходы, если мы не сможем их принять? — рассуждает Илья Сосновский.

Пеллеты vs бездымный уголь.

В столице республики зимой практически нечем дышать. Борясь с выбросами от печек, котлов частного сектора, часть его населения переведут на электрообогрев, определенную долю присоединят к двум большим ТЭЦ.

А за остальных «частников» намечается интереснейшая «схватка» между пеллетами и бездымным углем. Складывается впечатление, что в глубине души муниципальные власти уже сделали выбор в пользу угля, но бездымного.

«Идея хорошая (пеллеты. – Прим. ред.), ею нужно заниматься, но это очень локально. У нас 200 тыс. тонн угля продается», — указал недавно на масштабы угольного рынка Улан-Удэ Вадим Имидеев, председатель проектно-аналитического комитета администрации Улан-Удэ.

Чиновник, видимо, намекнул, что такой объем угольного топлива проблематично заместить пеллетами, да и привычку к углю трудно переломить.

Проблема видится муниципалам и в недостаточной экологичности пеллет.

«Пеллеты, каким бы способом они ни готовились, это все-таки древесина и при сжигании выделяет те же самые бензпирен и формальдегид. Может, в чуть меньшем объеме, потому что они частично уже прошли термическую обработку. Термическая обработка опилок заключается в том, что от высокой температуры в опилках начинает выделяться так называемый лигнин, который их склеивает. Во время этого процесса часть вредных веществ улетучивается. Но часть остается», — заявил Вадим Имидеев.

По его мнению, опилки, из которых можно сделать пеллеты, должны быть свежими. Если они пролежали больше, чем четыре месяца, то из них пеллеты уже изготовить невозможно.

В общем, бурятским производителям пеллет, очевидно, придется очень постараться, чтобы «переманить» частный сектор Улан-Удэ на свою сторону.

Оцените статью
Добавить комментарий