Как Бурятия пытается торговать лесом по-европейски

Цивилизованные методы в лесозаготовку пока внедряются из-под палки.

К этой осени все предприниматели, занимающиеся лесозаготовкой, обязаны позаботиться об утилизации порубочных остатков на деляне. Те организации, что проигнорируют закон, вынуждены будут закрыться.

Об утилизации отходов от деятельности лесоперерабатывающих организаций говорят уже давно, ведь опилки, срезы, оставленные в лесу, со временем начинают гнить и препятствуют росту деревьев. А также это может привести к страшному пожару. В связи с этим еще в начале 2018 года вышло распоряжение правительства РФ «Стратегия развития промышленности по обработке, утилизации и обезвреживанию отходов производства и потребления на период до 2030 года», куда и был включен пункт по лесозаготовителям.

«В лесопромышленных комплексах и на деревоперерабатывающих комбинатах ежегодно образуется свыше 200 млн кубических метров отходов древесины. Древесные отходы могут быть использованы в качестве сырья для гидролизного производства, производства канифоли, технологической щепы и древесной массы, изготовления строительных и мебельных плит, при производстве активированного угля и взрывчатых веществ, в качестве сырья, добавок для нужд фармакологии, производства мыла и парфюмерной продукции, дубильных веществ для кожевенной промышленности, в качестве блоков прессованного топлива, а также при производстве различных бетонов на основе древесных заполнителей», — перечисляется в стратегии.

Древесные опилки, стружка, шлифовальная пыль активно употребляются в сельском хозяйстве в качестве добавки к удобрениям для тяжелых почв, в животноводстве — для подстилающего слоя.

Наши соседи из Иркутской области в последние годы считаются лидерами в производстве технологической щепы по всей России и изготавливают 17% объемов от всего рынка. Мы до таких показателей еще не доросли, точнее, и рядом не стоим. В Бурятии подобные производства только начинают раскручиваться. И то такое ощущение, что из-под палки.

Вместо завода одни щепки

Некоторые местные лесозаготовители неоднозначно отнеслись к новым правилам игры на лесосеках. С одной стороны, они признают, что стружку важно счищать с делян, с другой – не понимают, куда ее девать.

— Нас заставляют покупать дорогое оборудование, угрожают, что будут штрафовать. Мы, может, и рады следовать закону, но если купим технику, то разоримся, — выражает недовольство предприниматель, пожелавший не представляться.

Многие вспоминают фатальный опыт завода по производству пеллет в Заиграевском районе. Современное многомиллионное предприятие ООО «Алекс» существовало лишь 4 года. Местные жители, да и люди, близкие к руководству завода, говорили о том, что сбыт продукции отладить не удалось. Более того, два раза завод горел. Директор Андрей Зодоев заработал инсульт. На предприятии началось воровство. В итоге на его месте в скором времени образовался пустырь.

Эта история переходит из уст в уста уже долгое время как страшилка для местных предпринимателей. Кого-то она реально пугает, а кто-то философски подмечает, что завод открылся раньше своего времени, вот и потерпел крах.

От кошачьего наполнителя к пеллетам

Конечно, в Бурятии имеется и более удачный опыт. К примеру, в селе Турунтаево Прибайкальского района работает небольшое предприятие. Пять последних лет предприниматели занимались изготовлением пеллет. За это время отработано производство и отлажен сбыт на местном рынке среди населения города Улан-Удэ. Сырье поставляют близлежащие пилорамы.

— В 2010 году начинали с производства кошачьего наполнителя. А в 2014 году переквалифицировались на топливные пеллеты. Начинали, конечно, рискованно, продали квартиру, машину, все, что у нас было. Первые три года было очень тяжело. Сейчас ситуация помаленьку меняется в лучшую сторону, — признается Дора Ангоренова, представитель ИП Г. Б. Ангоренов.

Правда, сколько продлятся благоприятные времена для небольших производств, неизвестно, ведь сейчас прямо на глазах появляются крупные заводы, которые со временем захватят этот рынок.

«Пеллеты нада?»

Поговорив с крупными игроками на лесном рынке, мы обнаружили, что даже для «гигантов» рискованно заниматься производством пеллет. Так, руководство ООО «Байкал Лес» в Усть-Баргузине закупило в этом году оборудование на 19 млн рублей. И это не считая, что затраты по строительству и ремонту здания составят еще 3 млн рублей как минимум. Находили нужную сумму всем миром: продали автотранспорт, взяли кредит, вложили свои средства, а также договорились с заводом по оплате половины суммы в рассрочку до конца года.

— Дело даже не в окупаемости, а в безысходности. Логика такая: нужно что-то делать или вообще закрываться. У нас в аренде 45 000 гектаров леса. На этом лесе работают 26 подрядчиков. Мы раньше все заготавливали сами, но потом стали расширять спектр работ — стали нанимать подрядчиков. Они готовят лес для нас, и частью леса я с ними рассчитываюсь за наемную работу. Моя задача – все, кто работает с нами, не закрылись из-за внедрения закона, — говорит директор ООО «Байкал Лес» Александр Сосновский.

Но, чтобы самим не прогореть, важно задуматься о сбыте продукции. Оборудование позволяет сделать 6 — 8 тысяч тонн пеллет в год. Как такового рынка сбыта пока нет. На одном из совещаний в стенах правительства РБ предпринимателям предложили вывозить пеллеты за рубеж. Однако организации не понимают, зачем вести куда-то, ведь важнее создать условия для сбыта на местах.

— Мы предлагаем муниципалитету Баргузинского района перейти на пеллетное отопление. Так двух зайцев убиваем. Во-первых, от угля отходим, снимаем нагрузку с дорог, меньше золы и грязи. Во-вторых, производимые пеллеты будут давать тепло всему району, — говорит Сосновский.

В то же время у местной администрации возникает ряд вопросов. Ведь с точки зрения закона перейти на пеллетное отопление не так просто. Администрация уже работает с подрядчиком, который занимается теплом. Да и покупать оборудование для котельных нужно в соответствии с законом о госзакупках. Говорят, у администрации Усть-Баргузина уже был неудачный опыт приобретения оборудования по конкурсу на сумму 1,7 млн рублей, и оно не подошло.

Если администрация Баргузинского района все-таки озадачится переходом на пеллетное отопление, необходимо будет подготовить проект, пройти все согласования и т. д. А это займет в среднем два года. И даже в том случае, если на бумаге все сойдется, на практике отопление пеллетами потерпит крах. Поэтому переход должен быть поэтапный. Важно не отказываться от привычного отопления. К примеру, 40% села топить пеллетами, 60% оставить на угле.

— Динамика покупки в последнее время увеличилась в три раза. Стали появляться покупатели из столицы республики. 500 тонн в год сбывается частным лицам. Если речь вести о 6000 — 8000 тонн, вопрос, конечно, не решенный. Работать за рубеж, считаю, нам невыгодно. Важно — сбывать продукцию на местах, — еще раз делает акцент Александр Сосновский.

Отметим, четыре года назад ООО «Байкал Лес» приобрело небольшое оборудование для производства пеллет. Опытом проб и ошибок нарабатывалась база для работы. Но еще в то время было понятно, что работа по сбору опилок и срезов необходима.

— Может, предпринимателям это и не нравится, но надо идти в ногу со временем. Я поражаюсь: ты срубил дерево, из этого дерева 50% продал, а 50% некуда девать. Из круглого леса получается 50% доски, а 50% отходов, из которых 12% — это опилки, 38% — срезки. Экология улучшается. Пеллеты сами по себе красивые. Они как золотое зерно. Надеюсь, наше производство будет иметь успех, — говорит Александр Сосновский.

На грани экокатастрофы

У крупного лесозаготовительного предприятия «Байкальская лесная компания» (БЛК), говорят, проблем со сбытом нет. Контракты заключены на три месяца вперед. В то же время оборудование практически простаивает.

— В 2017 году произвели 167 тонн, в 2018 году — 30 тонн. Если у нас есть сухая стружка, цех работает. Если нет, мы стоим. Сбыт покупают физлица, у которых есть пеллетные котлы, компании, которые занимаются реализацией котельного оборудования, в том числе биотопливных котлов. Приобретают продукцию муниципальные котельные в Заиграевском районе. Даем под реализацию компаниям, занимающимся продажей строительных материалов, — перечисляет начальник отдела бюджетирования БЛК Жанна Егорова.

В то же время женщина, как обыватель, признается, что в быту пеллетные котлы требуют к себе больше внимания.

— Рынок еще не до конца развит. Котлы достаточно дорогие, требуют определенного технического обслуживания. По личному опыту знаю, что по расходу, топите вы дровами или пеллетами, получается одинаково. Разница только в том, что пеллетный котел стоит дороже и требует специального обслуживания. Из плюсов — окружающая среда не страдает. И это большой плюс. Если мы придем к цивилизованному способу отопления и переработке отходов, всем будет от этого только хорошо, — подмечает она.

Мы не могли не вспомнить, как в 2018 году в местных СМИ гремела новость о том, что в селе Ильинка БЛК собрала высокую гору опилок, которые, попадая в почву и подземные воды, оставляли осадок. Местные жители жаловались, что такую воду невозможно пить. А также жили в страхе, что в любой момент «золотая гора» вспыхнет ярким пламенем и сожжет все село.

Поговорив с руководством по общим вопросам безопасности, БЛК нас уверили, что проблема давно решена, горы опилок нет, на складе они хранятся на бетонной подстилке. Никакой угрозы безопасности местному населению от деятельности предприятия нет.

Зарубежье смотрит на качество

В Министерстве природных ресурсов РБ следят за текущей ситуацией.

— Основная заготовка ведется по Баргузинскому, Прибайкальскому, Хоринскому, Заиграевскому районам. Соответственно, отходы древесины там будут значительными. В министерство было несколько обращений, кто заинтересован и хотел бы наладить данное производство. Один предприниматель планирует заниматься транспортировкой отходов для дальнейшей переработки. В основном предприниматели планируют реализовывать брикеты в Китай, Монголию либо в Японию. Однако на Японию работают единицы, потому что у них высокие требования по сертификату, — комментируют в министерстве.

Также в ведомстве признают, что над качеством брикетов и пеллет местным предпринимателям еще стоит поработать.

— Качество оставляет желать лучшего, потому что условия хранения отходов страдают. Обычно щепки хранятся не как сырье, а как отходы. Опилки смешиваются с землей, сыреют. Для производства используются старые опилки. А ведь для качественного топлива нужны чистые опилки. Очищение, соответственно, несет дополнительные затраты. Но те предприятия, уже сегодня строящие свое производство таким образом, что отходы используют в качестве сырья, занимаются их хранением соответственно всем нормам, — говорит министр природных ресурсов РБ Вадим Кантор.

Так это или нет, будет известно следующие несколько лет. Надзорные органы должны будут провести большую работу по контролю утилизации отходов лесосек. Да и принесет ли опилочный бизнес хороший доход нашим предпринимателям, узнаем лишь через несколько лет. Пока мы видим, что обороты с продаж незначительны. А предприниматели, как слепые котята, идут на ощупь, путем собственных проб и ошибок.

Оставить комментарий

(Spamcheck Enabled)

Реклама Google




Реклама Яндекс
Ссылки
Grandeg.su - пеллетные котлы в вашем доме! Продажа и покупка пеллет
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика